Газета
 12 сентября 2005, 00:00   903

Сила в правде?!

Реформа Козака резко увеличит число депутатов местных органов власти. Для многих потенциальных управленцев непонятна сама суть МСУ, они либо тешат себя иллюзиями, либо просто «не в курсе».
Реформа Козака резко увеличит число депутатов местных органов власти. Для многих потенциальных управленцев непонятна сама суть МСУ, они либо тешат себя иллюзиями, либо просто «не в курсе».

Помните такой слоган героя Сергея Бодрова из второго «Брата»? Он вспомнился во время нескольких встреч, состоявшихся на прошлой неделе, с людьми, желающими стать депутатами и прочими выборными должностными лицами в органах власти вновь образованных муниципальных структур Пермской области. Процесс на полном ходу, несмотря на все сомнения и попытки отложить или растянуть ход реализации муниципальной реформы на федеральном уровне, и 9 октября состоятся выборы, после которых во власти, пусть и самой маленькой из возможных, окажется много совершенно новых людей, таких, которые там никогда не были.
Встречи эти носили, можно сказать, просветительский характер и состояли в попытке если не объяснить и показать, то хотя бы приоткрыть занавес над тем, что имеет принципиальное значение для претендентов на властные позиции: куда и во что они, собственно, избираются, что они смогут и чего не смогут там сделать, как строить свою избирательную кампанию, чтобы иметь какие-нибудь шансы на успех и не совсем зря потратить время и прочие ресурсы?
Знание всего этого и уж тем более умение пользоваться этим знанием и есть сила, без которой новые муниципальные деятели станут всего лишь очередным декоративным украшением на вертикали российской власти. Чего не без оснований так опасаются многие критики идущей реформы местного самоуправления и просто сомневающиеся в ее реализуемости. Так вот, с этим знанием, а значит, и с силой большие проблемы. В головах очень многих кандидатов приличной плотности туман, в котором они легко натыкаются на крайности. От ощущения собственного чуть ли не всесилия и значимости в свете открывающихся возможностей (ведь даже священные коровы госуправления — налоги и тарифы — по пресловутому 131 федеральному закону отданы на местном уровне «на откуп» муниципалитетам) до падения во тьму полной безнадеги и бессмысленности перемен — все равно придется носить обноски с барского плеча государственной власти, и принципиально перешить их по собственному разумению никто не даст.
Здесь, казалось бы, и карты в руки. Все дело в грамотной реализации того «братского» тезиса. Чтобы заиметь банальную административную силу, нужно знать правду о том, как оно все на самом деле делается и происходит. То есть «сила в правде» оборачивается другой классикой: «В знании — сила». Но тут всплывает одна интересная вещь. Когда видишь молчаливую реакцию людей на ту самую правду, возникает ощущение некоторой неловкости, будто присутствуешь при публичном лишении невинности. В особенности, когда им рассказывают про избирательные технологии, находящиеся на грани и за гранью законности (вроде вертолета-вертушки-рулетки, это, кто не знает, когда организуется конвейер по выносу с избирательного участка чистых бюллетеней и возвращению их обратно уже кем-то «правильно» заполненных).
И, вроде бы, все верно. Садишься есть с чертом — заимей длинную ложку. Не нужно самому применять мерзости, но нужно знать, что их могут использовать против тебя. Да и люди уже вполне взрослые и живут в этой действительности давно. А значит, во-первых, что-то такое уже слышали, знали, догадывались, а во-вторых, не на чистую доску новые знания ложатся и всерьез изменить мироощущение и устои не смогут. Но что-то важное все равно меняется. Есть некоторое лукавство в утверждениях, что технологии (избирательные, административные  — любые) — всего лишь средство, и суть не в них, а в поставленных целях. Топором можно дров нарубить, а можно старуху-процентщицу загубить. Одна технология влечет за собой другую. Применительно к нашей ситуации, знание, как попасть в действующую систему власти, и умение в ней работать может повлечь за собой и все ее пороки, включая чинопочитание, безынициативность и умение, в первую очередь, технологично выполнять указующие замечания. И тогда эта реформа, действительно, сама есть пустая трата времени и прочих ресурсов.
Лишение невинности — это и лишение иллюзий, но и лишение искренности, которая есть у очень многих, впервые идущих во власть. Эта искренность очень наивна, а порой в своей конкретике крайне неприятна и даже неприемлема, но именно она только и может сделать местное самоуправление действительно самоуправлением, а не составной частью технологичной государственной машины. Эта искренность, в конце концов, куда ближе к «правде» багровского героя, чем простое знание технологий и умение их применять. Сила, конечно, в правде. Но как правда бывает разной, так и сила силе рознь. Совместить их — а в этом рецепт успеха — настоящее искусство. Это как с художниками. Хороших рисовальщиков много, хороших художников единицы. Весь секрет в неразрывном совпадении технологической умелости и искренней правдивости, что есть тайна.
Поделиться:
Все новости компаний