Газета
 29 августа 2005, 00:00   919

Благие цели

Качество госуправления в самосовершенствовании.
Качество госуправления в самосовершенствовании.

26 августа исполняющий обязанности губернатора Пермской области Олег Чиркунов встречался в Казани вместе с главами других регионов с Президентом России. Очевидным поводом для встречи, и именно в Казани, стал, конечно, тысячелетний юбилей этого благословенного города. Его пытаются отмечать с необыкновенным размахом, и столь представительное совещание размаху вполне соответствует и, так сказать, само же участвует в его формировании. Но, понятно, что не сам праздник является предметом совместных забот регионального и федерального руководства.
За несколько дней до этого Путин в своей сочинской резиденции проводил другое совещание, в тот раз преимущественно с федеральными начальниками. На нем он призвал собравшихся «конкретно поговорить» и поставить «окончательную точку» в самом, пожалуй, очевидном вопросе совместных забот различных ветвей государственной власти, а именно в вопросе разделения полномочий между ними. Окончательная точка ему была нужна, чтобы как раз к казанской встрече по этой теме  «все вопросы организационного порядка закрыть».
Насколько можно понять, точка, как у нас повсеместно водится, все же поставлена не была, но об этом чуть позже. На том совещании президент в очередной раз говорил о смысле  и целях всех этих распределений и перераспределений. И заключаются они в «качественном улучшении деятельности госаппарата» и государственного управления в целом. Цель, что и говорить, благая. Качеством госуправления (и муниципального управления) в нашей стране, кажется, не доволен никто и ни на одном уровне власти. Примеры приводить слишком долго. Тем более что дело доходит до анекдотов, когда в законы вносятся поправки, определенного действия которых на самом деле никто не хотел – и приходится в пожарном порядке вносить новые поправки, чтобы подкорректировать содержание старых (на прошлой неделе обнаружился очередной подобный казус с поправками в Налоговый кодекс, касающийся возмещения НДС экспортерам). А ведь любой законопроект, в том числе об изменениях в действующем законе и о поправках поправок в нем, проходит – по идее – через руки многих сотен людей. Это называют простой технической ошибкой, но именно в минимизации таких ошибок  проявляется, пусть на самом обыденном, тривиальном и формальном уровне, блеск госуправления. Профессиональный шахматист отличается от любителя, кроме всего прочего, тем, что меньше «зевает».
Сами чиновники сплошь и рядом с большой охотой, подозрительно смахивающей на самоуничижительный мазохизм, признают, что с качеством работы дело обстоит неважно, а порой и из рук вон плохо. И сами же чиновники на разных уровнях с изрядным рвением (не все, конечно) пытаются поправить ситуацию. Пермская область, кстати, одна из лидеров в этом деле – по крайней мере, по рвению, время результатов еще не пришло.
Здесь есть одна загадка. Обычно, если все с охотой признают какое-либо обстоятельство, то его бесспорность делает его в общем неинтересным, на него не обращают внимания и принимают как данность. Скажем, погода в средней полосе России сильно отличается от погоды на побережьях теплых морей. Плохо? Кому как, конечно. Но главное, что тут ничего не поделаешь, разве что съездить в отпуск (или вовсе переехать отсюда, но в силу исключительности такой методы это тоже не становится предметом заботы социума). Казалось бы, всеобщая уверенность в слабости российского госуправления должна иметь тот же эффект: посудачить по этому поводу можно, что-либо сделать нельзя (переехать?). Но нет! – так думают, пожалуй, немногие. Делать нужно и, вроде бы, можно. И главный фокус в том, что в первом ряду уверенных в этом находится не остальное население, которому по идее больше всех надо, а сами чиновники.
Все это напоминает какие-нибудь восточные техники самосовершенствования и очень непохоже на работу классических чиновников, которые управляют кем-то, воздействуют на кого-то, изменяют что-то, но не себя, и не твердят как мантру: мы можем стать лучше, мы должны стать лучше. Если главное усилие чиновничества оказывается направленным на самое себя, то спрашивается: нужно ли это еще кому-нибудь? Кроме того, любое самосовершенствование имеет, как минимум, две относительно неприятные особенности. Во-первых, оно всегда бесконечно и никакой «окончательной точки» в нем поставить нельзя по определению. Сделать это невозможно, в том числе потому, что для самосовершенствования нет никаких внешних оценок и критериев успешности процесса. Все всегда внутри, это самодостаточная и замкнутая на саму себя система.
И что мы видим? После упомянутого совещания в Сочи, где должна быть поставлена «окончательная точка», к прессе выходит ныне министр природных ресурсов Юрий Трутнев и говорит, что президент еще дал им (федеральным чиновникам) время для того, чтобы «доказать, почему 20 несогласованных полномочий остаются в центре». То есть, несмотря на поставленную точку (распределенное согласовано, а прочее остается в центре), процесс продолжается (нужно еще что-то доказать). Понятно, кому будут доказывать, но непонятно – на основании чего. Складывается впечатление, что и сами чиновники не очень понимают. Там же Трутнев сказал, что федеральные службы отдадут регионам все полномочия, которые не нарушают целостность России. Если это критерий, то как на его основании можно решить, скажем, передавать функции ЗАГСов субъектам федерации или нет? Как эти вещи в современной реальной жизни связаны? И какое они имеют отношение к качеству госуправления? Я не знаю. Но допускаю, что в сознании других людей такая связь существует. По крайней мере, надеюсь, потому что в ином случае это не самосовершенствование, а толчение воды в ступе.
Поделиться:
Все новости компаний