Газета
 28 марта 2005, 00:00   881

Фактор чистых инвестиций

Пермская область окончательно потеряла свое лицо как «ОПОРНЫЙ КРАЙ ДЕРЖАВЫ». Сегодня это – кто угодно, Свердловская, Челябинская, Тюменская области, но никак не Пермская. И смена вывески на «Пермский край» вряд ли увеличит наш авторитет.
Автор: Кирилл Перов
Окончание. Начало в предыдущем номере

Пермская область окончательно потеряла свое лицо как «ОПОРНЫЙ КРАЙ ДЕРЖАВЫ». Сегодня это – кто угодно, Свердловская, Челябинская, Тюменская области, но никак не Пермская. И смена вывески на «Пермский край» вряд ли увеличит наш авторитет. Не сумели сохранить переданный нам отцами потенциал родного края, не увидели вовремя нужный поворот на ускоренное развитие своего финансового сектора. Все кичились промышленными успехами и победами наших предков. В результате теперь только и осталось, что звероящеров Пермского периода разводить.

Почему так произошло? Быть может, цепь трагических случайностей привела экономику Пермского края к этому печальному финалу? А может, это – результат многолетней закрытости экономики? Я думаю, немаловажную роль в этом деле сыграл тот факт, что между властью и бизнесом с того смутного времени так и не возникло доверия. Они вели и ведут себя как лебедь, рак и щука. Более того, власть регулярно норовила похозяйничать на территории капитала. Вспомните пример с г-ном Рыболовлевым. Какое у него сложилось отношение к Пермскому краю после долгой отсидки в СИЗО? Поэтому сегодня он иностранец, а не пермяк. Сами его таким сделали. Надо было лелеять и холить, выращивать новых Мешковых и Морозовых. И теперь не пришлось бы бегать за делегациями толстосумов из Японии, Германии, Армении. Им наша пермская гордость смешна, а патриотизм раздражает. И капиталы их второсортные, потому что не настояны на любви к родине, Нашей Родине. Они так же быстро приходят, как и уходят обратно. Показателен пример с кунгурским KNAUF, когда не происходит обещанного расширения производства и мы видим оборотную сторону «легких» чужих денег. Обидно другое: в этом приведенном примере с KNAUF власть села за стол переговоров с иностранными инвесторами (все-таки имидж Пермского края), а от унижения своих доморощенных инвесторов она до сих пор получает удовольствие. Потому и эти родные, самые надежные капиталы начинают утекать из области. Например, ПФПГ в прошлом году стала заметным застройщиком в Москве, а не в Перми, «Стратегия» объявила о запланированных на этот год инвестиционных проектах в Екатеринбурге, а не в Перми, и этот список каждый может продолжить сам.

Итак, один поезд уже ушел. Мы пропустили момент стимулирования развития местного банковского сектора. И теперь движение в этом направлении уже ни к чему не приведет, т.к. финансовый рынок уже развился и сегментировался. И у банков сегодня сформировался четко очерченный круг деятельности (в основном расчетно-кассовое обслуживание и кредитование). Да и капитал в то время зачастую носил не совсем законный характер, и его легализация для дальнейшего приобретения промышленных активов была наиболее удобна через банковские инструменты.

Сегодня наша страна вступила в новую эпоху. Я имею смелость утверждать, что самым заметным прорывом последних лет в российской экономике стала не супер высокая цена на нефть, а факт появления в экономике «чистых инвестиционных денег». Ведь только деньги, принципиально не имеющие претензий к чистоте своего происхождения, могут стать инвестиционными. Если они хоть чуть-чуть отдают «душком», то хозяин и вкладывать их будет спекулятивно, с расчетом на быстрый вывод. А после дела «ЮКОСА» вряд ли кто-либо из крупных инвесторов может быть уверен в абсолютной чистоте своего капитала. Для этого нужно получить «пробу на чистоту» от государства. И такой капитал, настолько необходимый для дальнейшего развития нашей экономики, создало само государство. Пенсионная реформа – вот источник «чистого» по происхождению, уже отфильтрованного налоговой системой и получившего 999 пробу стерильности капитала. И потребитель его – негосударственные пенсионные фонды (НПФ). В их лице появляется собственник принципиально нового типа. Да, сегодня они еще малы и незаметны в рамках большой экономики, но государство уже выпустило дракона, и бурный рост этих фондов на налоговых деньгах, и как следствие резкое увеличение их влияния на региональную экономику – дело двух-трех лет. Только в Пермской области общая сумма накопительной части пенсии по итогам 2-х лет составила свыше 5 млрд рублей, и ее ежегодный прирост – 1,5-2 млрд рублей. И инвестировать их можно в проекты, рассчитанные на 20-30 лет! У Вас, власть на Урале предержащих, появился редкий шанс развернуть пенсионную реформу в свою пользу. Придайте этим длинным инвестиционным деньгам местную прописку. Воспользуйтесь уникальными возможностями НПФов для того, чтобы вернуть в свой регион средства из ПФР. Сломайте чиновничью стену, это в вашей власти, ведь сегодня торможение процесса перевода накопительной части в НПФ происходит только на уровне региональных отделений ПФР. А взамен вы получите очень серьезный козырь, независимый от Москвы. И вот тогда предприятия нашего региона начнут возвращаться на Родину. Не пропустите и этот, второй поезд. Господа, он может оказаться последним…
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний