Газета
 14 февраля 2005, 00:00   1334

Вещь в себе

Российская наука живет обособленно от государства: сама ставит задачи, сама же их решает.
Автор: Кирилл Перов
Российская наука живет обособленно от государства: сама ставит задачи, сама же их решает.

На прошедшей неделе все, кто желал, могли отметить День науки. Правда, к этому надо добавить – все, кто знал о том, что такой день и такой праздник имел место быть. Многие люди, непосредственно причастные к дате, т.е. ученые, узнавали о ней случайно или не узнавали вовсе. Великой беды в этом, конечно, нет, хотя лишний повод улыбнуться никогда не помешает.

Но эзотеричность этого праздника вполне симптоматична. С одной стороны, науке выделяют очень серьезное место в рассуждениях о перспективах развития российского общества. В ней видят мощнейший ресурс технологического рывка, который обеспечит всем нам сытую и благополучную жизнь, а России – достойное место в ряду великих держав современного мира. Уж в этом-то отношении, казалось бы, наука касается всех и каждого. Потому очень сокрушаются, что в данный момент российская наука роль двигателя прогресса не играет и, вероятно, играть совсем не может. Но что-либо всерьез сделать для изменения существующего положения не получается. Причину этого можно обозначить на современном языке как недостаточное информационное обеспечение науки. Сама наука не может достучаться до общества, бизнеса, государства и объяснить им свою насущную необходимость. А они, в свою очередь, вроде бы, и так об этом знают – вот парадокс – и всемерно превозносят значимость научных достижений и самого научного подхода к решению существующих задач, но никоим образом помочь науке то ли не хотят, то ли не могут.

Отсюда две главные проблемы современной российской науки – деньги и реформы. С деньгами все понятно, их мало. И на исследования, и на зарплаты, и на прочее. С реформами дело обстоит сложнее. Одни полагают, что главная проблема – в отсутствии реформ. Старая и некогда стройная советская система тихо ветшает, потому что к новой жизни неприспособлена и сама зарабатывать деньги неспособна, а вкладывать в нее со стороны бессмысленно из-за того, что отдачи в новых условиях все равно не будет. Другие считают, что проблема как раз в том, что именно разнообразные реформы последних пятнадцати лет искорежили систему и тем подорвали потенциал некогда всесильной советской науки.

И вместе с тем, общий вывод почти всегда один: наука стране нужна, необходимо ставить перед ней серьезные задачи и создавать условия для их реализации. Сегодня нет ни условий, ни задач, четко сформулированных бизнесом и государством. Наука как-то перебивается в своем замкнутом и обособленном мирке и покорно ждет, когда же на нее обратят внимание.

Это, конечно, очень фальшивый взгляд. Наука как целостное и относительно однородное явление одновременно и существует, и не существует. В советское время целостность и однородность ей придавало внимание государства, которое, во-первых, умудрялось смотреть на нее как на что-то единое, имеющее серьезный идеологический и мировоззренческий смысл, и тут же видело в ней инструмент для реализации конкретных целей. А, во-вторых, скопом одаряло ее всевозможными ресурсами. Сегодня ситуация резко изменилась, и проявляется это в интересной подмене понятий. Когда государственные деятели говорят о науке, то уж не о той, прежней, советской, а о чем-то, во-первых, преимущественно естественнонаучном, а, во-вторых, совершенно инженерно-техническом и технологическом, что должно давать отдачу. Но вот рассуждения об этом имеют мифологический и крайне туманный характер. А потому и конкретные задачи поставить никак невозможно. В советское время власть никогда не забывала о гуманитарной составляющей науки, фундаментальную поддерживала, а задачи умела ставить так конкретно, что сегодня мурашки по коже – достаточно вспомнить о Берии в роли куратора атомного проекта. Одно это убивает ностальгию напрочь.

Ресурсы ныне тоже не те, но одаряют ими по-прежнему скопом. Выливается это в банальную социальную поддержку – сродни подачкам разнообразным льготникам. А значит, единство сохраняется лишь по факту общего места работы и государственной зарплаты. Задачи, над которыми стоит работать, люди в науке, по большей части, ставят себе сами и сами же, более или менее удачно, ищут средства для их осуществления.

Впрочем, научные достижения и в современной России вполне могут находить дороги к практической реализации и, теряя тем самым частный характер, обретать общественное значение. Недавно в московском центре Карнеги представляли доклад «Владимир Путин и нефтяная политика России». Он построен на сопоставлении этой политики и выводов кандидатской диссертации Путина «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений», написанной в еще допрезидентские времена. Автор доклада пришел к выводу о полном совпадении одного с другим. Остается только поздравить с Днем науки кандидата наук Владимира Путина.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний