Газета
 30 декабря 2004, 00:00   973

20 лет спустя

Жизнь делится на этапы: 20, 40, 60, 80 лет. Вот и моя мама называет меня «девушкой за двадцать», а себя в юбилей объявила «женщиной, которой пошел шестой десяток». Мы с ней принадлежим к разным поколениям с разницей в 20 лет. Но обе трепещем, слыша песни Юрия Антонова.
Жизнь делится на этапы: 20, 40, 60, 80 лет. Вот и моя мама называет меня «девушкой за двадцать», а себя в юбилей объявила «женщиной, которой пошел шестой десяток». Мы с ней принадлежим к разным поколениям с разницей в 20 лет. Но обе трепещем, слыша песни Юрия Антонова. Хотя бы потому, что у него есть песня «20 лет спустя». Когда я была маленькой, родители слушали его пластинки, убирая квартиру перед приходом гостей. Всю классику я тогда выучила наизусть.

На недавнем концерте Антонова в КДЦ ностальгировали те, кому сейчас 20, 40. Более тихого сборища я не видела! Никто не толпился и почти не разговаривал. Гуськом зашли в зал и расселись согласно купленным билетам (с фото композитора 20-летней давности). На моем билетике значилась цена 1500 – не знаю, правда ли, но в Кремле композитор выступал примерно за такую цену. В отличие от столичного зала, в пермском не было металлоискателей и километровой очереди у входа. Пара охранников в черно-белом – вот и вся безопасность. Жаждущие пришли послушать старого доброго кумира без мыслей о террактах, как и 20 лет назад. Дама слева от меня весь концерт была грустна: она вспоминала молодость. Рассказала, что раньше песни Антонова звучали на южных пляжах, на всех дискотеках и на речных трамвайчиках: «Ах, белый теплоход…» В тот вечер после каждой (!) песни композитору дарили цветы. Так зрительницы благодарили за то, что перенес их в 80-е. Антонов принимал букеты и жал поклонницам руки. Даже самых настырных не целовал (за весь вечер было одно исключение – пошутили, что подсадная). Фанатки за 40 пытались произносить благодарственные речи, но кумир обрывал их мягким рукопожатием.

При всей любви народ не подпевал. Не раскачал пермского зрителя даже тот, на кого ходят и стар, и млад. Ни гимны женщине, ни песни из фильмов не вдохновили на хоровое пение. Антонов уже и сам просил сходить во время антракта в буфет и после этого изобразить караоке или на худой конец покачаться с поднятыми руками. Так ему вторят стадионы и большие залы. Но только не Пермь! Наш брат не расслабился даже «На улице Каштановой». Где-то внутри все мурлыкали: «Ах, зачем же распустилась сирень», но наружу почти ничего не вырвалось. А концерт – это ведь как аэробика перед зеркалом: один из группы не двигается, и остальных это расхолаживает.

Юрий Антонов вышел на поклон. И тут зал встал и закричал: «Анастасию!», «Мечта сбывается!» Наверное, гость удивился. В Москве ему подпевают, как и 20 лет назад. В Перми он увидел своего зрителя, 20 лет спустя. В регионах возраст особенно заметен. Но «кто сказал, что в наши дни нет чудес и нет любви»?
Мы чувствуем по-своему. Реже улыбаемся, меньше говорим и тише занимаемся сексом под те же сентиментальные песни.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний