Газета
 25 декабря 2004, 00:00   950

Рейдеры работают на эффективность

Юрий Медведюк — о рейдерских атаках и их последствиях, позиции властей в корпоративных конфликтах и своем новом проекте.
Автор: Кирилл Перов

С чем, по Вашему мнению, связана череда корпоративных конфликтов в Пермской области, направленных на передел собственности? Какова Ваша оценка этих действий?

— Я бы не сказал, что все сделки, связанные с переделом собственности, носят конфликтный характер. В целом же причины роста числа корпоративных конфликтов кроются в том, что появились люди, которые получили достаточно большой опыт в бизнесе, в создании собственных компаний, в управлении теми предприятиями, которые были учреждены до них. Сказать, что Пермская область была непаханым краем, в котором вдруг начались рейдерские атаки ­ нельзя.

Некоторые эксперты связывают рост числа рейдерских атак со сменой первого лица в регионе.

— Я так не считаю, это совпадение. На самом деле, когда к власти в регионе пришел Олег Чиркунов, в этот период проходили основные споры и судебные решения вокруг «Пермского фанерного комбината». Был бы в то время губернатором Юрий Трутнев, то же самое происходило бы при нем.

Какова Ваша оценка корпоративных конфликтов, происходящих в Пермской области, насколько часто смена собственника является благом для предприятия.

— Смена собственника на предприятии — это в любом случае хорошо, будь это недружественное поглощение либо покупка. Если хозяин допустил поглощение, значит, он не контролировал ситуацию и, соответственно, собственником в полном смысле этого слова не является. Если же происходит дружественная купля­продажа, подразумевается создание более крупной компании либо передача организации в управление более эффективному собственнику. И этому тоже есть причины: либо нехватка денежных средств, либо сознание того, что занимаются не своим делом. На память приходит очень мало примеров, когда смена собственников на предприятии негативно отразилась бы на деятельности компании. Такие примеры существуют, чаще всего это происходило, когда предприятие переходило от государства к первому владельцу, следующие же смены собственника происходили, как правило, в условиях рынка, поэтому более позитивны, поскольку положительно сказывались на эффективности компании.

Можете привести примеры?

— Из примеров моего опыта знаю, все бизнес­проекты, предполагавшие смену собственника, носили успешный характер для предприятий. Взять, например, «Губахинский коксохимический завод». Состояние предприятия, в котором оно находилось до прихода туда нынешних владельцев, «Объединенной металлургической компании», было плачевным. Это предприятие де­факто являлось банкротом, по последним же отчетам видно, что оно вышло на выручку 1,9 млрд рублей по итогам 2004 года, тогда как в 1999 году этот показатель составлял всего 400 млн рублей. Предприятие в пять раз увеличило выручку. То же с «Мотовилихинскими заводами», смена собственника и директора пошли предприятию только на пользу, на сегодняшний день Иван Костин является лучшим директором, руководившим в последнее время «Мотовилихинскими заводами». Он привел предприятие к тому, что по сравнению с 2002 годом, когда предприятие являлось фактически банкротом, оборотные активы МЗ увеличились в полтора раза. Поэтому в этих изменениях вижу только плюс для экономики региона.

Как Вы оцениваете итоги конфликта, связанного с попыткой похищения акций «Уралгазсервиса»? Почему, по Вашему мнению, ценные бумаги УГС остались в руках прежних владельцев?

— Логичное окончание конфликта — акции остались у их полноправного владельца. Данная ситуация являлась,  на мой взгляд, обычным преступлением, акцией криминального характера. Поэтому и отношение к этой акции соответствующее, ее можно воспринимать лишь как грабеж.

Как Вы оцениваете невмешательство властей в корпоративные конфликты?

— Если взять за аксиому, что мы живем в правовом государстве, где силы и возможности у всех равны, такое поведение властей было бы полезно. Но мы находимся и действуем в другой среде, где у каждой из сторон свои возможности, у кого­то больше, у кого­то меньше. В том числе я говорю и о возможностях корректировки судебных решений. Суд традиционно является тем органом, который решает конфликты, однако сейчас в его вердиктах появляется некая ангажированность. Соответственно, гипотетически в рамках конфликта может проявиться ангажированность наших правоохранительных органов. В этой связи возникает ситуация, при которой, чтобы достигнуть некого решения, необходимы власть и личное влияние. Я даже не говорю о справедливости, а хотя бы такое решение, чтобы одна сторона другую просто не извела и не загнала тупик. Нельзя загонять ни компанию, ни человека в угол, потому что люди могут выйти за рамки дозволенного и решиться на нестандартные действия. Поэтому руководству области, когда у сторон разные возможности, необходимо вмешаться и, может быть, не детально, но в общих чертах понять, что происходит, иначе это может привести просто к маленьким войнам. Поскольку не существует равного для всех правового поля, люди и обращаются за помощью к губернатору. Я помню, еще при Геннадии Игумнове, когда у нас была спорная ситуация с «Объединенной металлургической компанией» по «Губахинскому коксохимическому заводу», губернатор вызывал обе стороны и заслушал ту и другую, пытался принять участие в разрешении конфликта, поиске компромисса, и когда спор решился, он выступал гарантом исполнения обязательств. И это было очень эффективно.

Насколько высока вероятность возникновения новых корпоративных конфликтов на территории Пермской области?

— Смена собственников будет на предприятиях обязательно, другое дело, произойдет ли она добровольно или выразится в попытке недружественного поглощения. Что касается второго варианта, я думаю, что речь пойдет о единичных проектах, не систематической работе. И будут они возникать тогда, когда появятся для этого условия — если предприятие допустит ошибки в корпоративном поведении. Сейчас появилось множество людей, которые способны оспорить право собственности на предприятие, я полагаю, на это способны инвестиционные и фондовые компании.

Будут ли конфликты на крупных или мелких предприятиях?

— Надо познать все в сравнении, в отношении компании, которая занимается поглощением, с организацией­объектом. Все будет определяться тем, кто желает переделить собственность. Яркий пример — ЮКОС: крупнейшую компанию просто убили. Вот вам суперпример, как можно поглотить кого угодно. Если появится интерес у такого лица, как государство, то предприятие, вне зависимости от размера, будет находиться в опасности.

Каковы основные риски при недружественных поглощениях предприятий?

— Основной — это риск невозврата средств, которые вложены в установление контроля над предприятием.

В мировой практике считается, что экономический эффект от рейдерских атак составляет 1:10 от вложенных средств.

— Я не вел такие подсчеты, но недружественное поглощение существенно дешевле, чем полюбовное приобретение актива. Дело в том, что цена контрольного пакета отличается от рыночной стоимости акций, и в ходе консолидации можно сэкономить существенные средства.

Почему к рейдерам столь негативное отношение?

— Потому что у нас часто смешивают понятия рейдеров и гринмейлеров, целью которых является получение отступных, а средством — корпоративный шантаж. Хотя существование гринмейлеров — хороший повод для размышлений: не давайте поводов, и шантажистов не будет. При этом существует еще одна крайность — называть всех активных инвесторов рейдерами, хотя, если разобраться, это совсем не так.

Проводится ли недружественное поглощение в собственных интересах или под заказ?

— В Пермской области почти всегда недружественное поглощение проводится в собственных интересах и на собственные средства. В России же существуют компании, специализирующиеся на организации недружественных поглощений «под заказ».

Какие сферы экономики интересуют Вас больше всего как бизнесмена?

— Более всего, конечно, интересен нефтяной сектор, но получить к нему доступ практически нереально. Второй я бы назвал лесную промышленность. Пермская область — северный регион, где имеется возможность получать наиболее востребованные продукты — бумагу и картон. Кроме того, привлекательной является металлургия, особенно в последнее время, когда в мире сложилась благоприятная ценовая конъюнктура.

Есть ли у Вас планы по инвестициям в те или иные предприятия?

— Сейчас ведется подготовительная работа по одному бизнес­проекту, реализация которого начнется осенью.

 
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний