Газета
 20 декабря 2004, 00:00   975

Выбор выборов

Грядущая избирательная реформа в Перми вызывает множество споров. Роль партий повысится, но негативные последствия очевиднее.
Автор: Кирилл Перов
Грядущая избирательная реформа в Перми вызывает множество споров. Роль партий повысится, но негативные последствия очевиднее.

Реформа избирательного законодательства вызвала в Прикамье множество различных реакций. В минувшую пятницу разнообразные мнения были высказаны на прошедшем в стенах обладминистрации семинаре, посвященном роли политических партий в избирательном процессе. Напомним, уже в течение двух лет представительные органы власти в регионах не менее чем на 50% должны формироваться по пропорциональной системе. А согласно проекту закона «О выборах депутатов Государственной думы», законодательный орган власти страны впредь будет формироваться только по партийному принципу.

Заведующий кафедрой сравнительной политологии МГИМО, главный редактор журнала «Полис» Михаил Ильин, приглашенный на мероприятие, заявил, что избирательная реформа очень спорная, но «она будет способствовать тому, чтобы партии смогли стать партиями в полном смысле этого слова».

По мнению доцента кафедры политических наук ПГУ, члена облизбиркома Петра Панова, изменения выборного законодательства проходят в русле политики Президента и направлены, прежде всего, на усиление контроля центра над регионами. Несмотря на это, по мнению исследователя, последние все-таки имеют некоторую свободу по определению правил игры на выборах. В частности, регионы самостоятельно устанавливают избирательный барьер, численность, а также соотношение пропорционального и мажоритарного принципов формирования представительных органов власти. Несмотря на то, что центризбирком рекомендовал установить 5-% барьер на выборах в региональный парламент, 15 регионов пошли по другому пути. Среди них и Пермская область (7,5%). Самый высокий барьер (10%) установлен в Алтайском крае, а в Костромской области избирательный барьер вовсе отсутствует. Численность региональных парламентов также серьезно варьируется – от 25-ти депутатов в Магаданской области и Ставропольском крае до 78-ти – в Архангельской области. При этом на введение пропорциональной составляющей регионы прореагировали по-разному: одни оставили численность представительного органа без изменений, другие увеличили число депутатов в два раза, третьи, как Пермская область (количество парламентариев выросло с 40 до 60 человек), приняли компромиссный вариант. По мнению Петра Панова, «результаты реформы являются индикатором расстановки политических сил на региональных аренах». Главными факторами в определении избирательных нюансов в регионах, по мнению доцента ПГУ, стали позиция губернаторов и конфигурация представительных органов.

Другой исследователь, пермский политолог Олег Подвинцев, заметил, что в ряде регионов роль местных политических формирований особенно велика. Например, на Сахалине и в Красноярске ведущие позиции на политической арене занимают местные блоки, а в Татарстане «Единая Россия», прежде всего, – партия Шаймиева, и только потом – партия Путина. При всем этом запрет на участие в выборах местных блоков, предусмотренный избирательной реформой, по мнению пермского политолога, существенно на расклад сил в регионах не повлияет. «Есть технологии, которые позволяют обойти запреты, – заметил г-н Подвинцев, – например, вариант покупки регионального отделения какой-нибудь партии, если в этом есть необходимость».

По мнению руководителя сектора управления внутренней политики администрации Пермской области Дмитрия Полозкова, логичным продолжением избирательной реформы станет формирование представительных органов в регионах по пропорциональному принципу. «Сейчас это было бы несвоевременно, – заметил г-н Полозков, – региональные партии слабы, они не обладают достаточным авторитетом, но в будущем это стало бы вполне закономерным шагом». По словам Дмитрия Полозкова, кроме очевидного плюса реформы – увеличение роли политических партий – есть и минусы. К ним он отнес частичное ущемление конституционного права избирать и быть избранным и нивелирование роли оппозиционных партий пропрезидентским большинством.

Председатель ленинского районного отделения партии «Яблоко» Александр Зотин заявил, что политические реформы копируют шведский вариант избирательной системы. Однако в Швеции, в отличие от России, нет президента, а королю даже не разрешается присутствовать на заседании парламента. «Мы опять пытаемся скрестить ужа и ежа, а в итоге получается колючая проволока», – резюмировал Зотин.

Кстати, новую редакцию закона «О выборах депутатов Госдумы» одобрили все комитеты российского парламента. Наиболее вероятно, что депутаты рассмотрят законопроект в первом чтении 24 декабря.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний