Газета
 29 ноября 2004, 00:00   1115

Условная воля

Воля народа и невыборная демократия.
Автор: Кирилл Перов
Воля народа и невыборная демократия.

Честно говоря, накануне второго тура выборов украинского президента даже в мыслях не было предполагать, что это событие и его последствия обретут такой масштаб и достигнут такого накала. Массовые нарушения в ходе выборов, активнейшая позиция по этому поводу как Запада, так и Москвы, самопровозглашение президентом одного из кандидатов и многотысячные (говорят, в сотни тысяч человек!) митинги в поддержку одной из противоборствующих сторон. Все это тут же успели окрестить «оранжевой революцией» – по партийному цвету кандидата от оппозиции Виктора Ющенко (его противник, кандидат от власти Виктор Янукович, использовал синий; поэтому своих и чужих в Киеве и других украинских городах можно определять по цвету шарфов и галстуков).

Так вот, никакой революцией и не пахло. Ясно было лишь то, что второй тур пройдет в очень упорной борьбе, и кандидаты придут к финишу, буквально, ноздря в ноздрю. Но эта борьба обещала быть сугубо арифметической, то есть решающим должно было стать количество набранных голосов. К такому выводу подталкивало то обстоятельство, что первый тур прошел очень тяжело: с равенством сил, с очевидными нарушениями и странностями, вроде крайне сомнительной задержки с объявлением результатов. Все и всё оказалось на грани срыва (и нервного, и фактического – самих выборов). Поэтому казалось, что противоборствующие стороны постараются быть максимально осторожными, чтобы не дать друг другу повода для эскалации конфликта. Обеим сторонам было чего опасаться: оппозиции – отмены выборов властями, властям – выхода людей на улицы.

Но не получилось. Одни не смогли удержаться от соблазна воспользоваться своими возможностями, которые принято называть административными, хотя дело не только в них. Другие не смогли удержаться (можно сказать и иначе: нашли в себе силы не удержаться) от искушения использовать действия властей против них же самих. Ответить на вопрос, почему так случилось, можно, лишь определившись с мотивами украинских политиков, а для этого нужно заглянуть им в души. Дело это, согласитесь, темное, малоприятное и малоперспективное. Поэтому большинство поступает иначе. Куда проще объяснить происходящее, представив сами выборы и всю Украину полем борьбы куда более могущественных сил, характер и цели которых абсолютно ясны и прозрачны. И значит, накал фактической борьбы зависит от остроты противостояния этих внешних сил. И возможное разрешение конфликта – от них же. Кто же борется? Пожалуй, самое распространенное объяснение состоит в том, что Украина стала ристалищем между Россией с ее неоимперскими замашками и Западом с его идеологическими и прагматическими интересами. К этому примешивают противостояние между местными экономическими группировками: олигархическими кланами на украинский лад, которые предстают не столько самостоятельными игроками, сколько являются орудиями в руках внешних сил. Все это получает соответствующую идеологическую окраску в виде борьбы между Востоком и Западом, демократией и авторитаризмом, реформизмом и ретроградством, темным прошлым и светлым будущим.

Что поражает, так это абсолютный антидемократизм подобного рода суждений, даже если о демократии при этом говорят больше всего. Антидемократичны они потому, что представляют собой различные варианты теории заговора.

Обман и манипуляция, иначе говоря, убеждение, пропаганда и обещания являются непременным атрибутом политики и думать, что можно обойтись без них, есть самая большая наивность из всех возможных. Другая наивность – полагать, будто обман и манипуляция/убеждение и пропаганда составляют суть политики. Они всего лишь средство, которое конкретные борющиеся здесь и сейчас люди используют в своей борьбе. Точно так же выборы – это не суть демократии, а всего лишь средство, с помощью которого формируют государственную власть. Суть демократии, конечно, в том, что народ своей волей делает политический выбор. Проблема демократии, конечно, в том, чтобы определить, какова же воля народа. Выборы являются лишь одной из возможных форм определения этой воли. И нынешние украинские события это наилучшим образом подтверждают. Определять волю народа с помощью выборов – это примерно то же самое, что возмещать моральный ущерб, телесные повреждения и человеческую смерть деньгами. Так часто делают, но все прекрасно понимают, что смерть близкого человека никакими деньгами не искупить. Речь, таким образом, идет об условном возмещении и искуплении. То же происходит с выборами. Волю народа нельзя измерить арифметически (или только все – абсолютно все, от младенцев до стариков, выскажутся в пользу одной из альтернатив), можно лишь условно согласиться с тем, что воля большинства пришедших на выборы – это и есть воля народа. Эта условность даже превращается в очевидность в стабильных и рутинных обществах. Но в чрезвычайных обстоятельствах все меняется. И оказывается, что часть народа не верит официальным данным об итогах голосования, потому что не уверена, что они были выведены чисто арифметически. И само голосование уже теряет какой-либо смысл. Смысл остается только в том, сможет ли эта часть представить свою волю как волю всего народа. Или это сделает кто-то другой.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний