Газета
 22 ноября 2004, 00:00   1081

Глас народа

О национальной гордости великороссов.
Автор: Кирилл Перов
О национальной гордости великороссов.

На минувшей неделе по рядам заинтересованной общественности пронесся легкий, но вполне отчетливый ветерок оживления. Власть подбросила новую/старую тему для обсуждения – Курильские острова. Министр иностранных дел Сергей Лавров фактически заявил о готовности России обменять два из четырех спорных островов на полноценное урегулирование отношений с Японией в форме мирного договора. Тут же отметили, что время для заявления было выбрано не случайно, но в преддверии личной встречи Лаврова с его японским коллегой, за которой должны последовать беседа высших руководителей государств и официальный визит Президента России в Японию.

Цели министра, сделавшего такое заявление, вполне прозрачны. Они тактического свойства, потому что состоят в определении возможной тематики переговоров двух сторон и легкими мазками обозначают позицию России. Этакая дипломатическая игра, в ходе которой мяч перебрасывают с одного поля на другое, и сейчас ход за японцами.

Но интересно другое. Тема Курильских островов давно стала почти сугубо внутренним делом России, вне прямой зависимости от действительного хода переговоров по их поводу. В конце концов, острова находятся под юрисдикцией России. И, следовательно, последний шаг все равно будет за российским руководством, а значит, дело не в Японии, а в нас самих. Судьба южных Курил распаляет страсти и заставляет людей фиксировать свои позиции по вопросам, касающимся куда более масштабных дел, нежели государственная принадлежность нескольких клочков суши общей площадью около 5-ти тысяч квадратных километров (для сравнения: это 3 % площади Пермской области).

Вот и сейчас, как будто по команде, поднялась волна мнений. «Курилы» стало кодовым словом, мгновенно отсылающим сознание к чему-то совершенно очевидному, пусть это очевидное для каждого свое. То, что дело не в территориальной проблеме как таковой , подтверждает общественная реакция на другой территориальный спор – между Россией и Китаем, на этот раз по поводу нескольких речных островов. Недавнее разрешение этого конфликта (Россия отказалась от части территорий в пользу Китая) прошло практически незамеченным.

С Курилами, очевидно, будет иначе. Но вопрос в том, как повлияет общественное мнение на решение проблемы? Ответ напрашивается сам собой – скорее всего, почти никак. И дело здесь не в пресловутой традиции, якобы исконно присущей нашей политической культуре: нежелании и неумении власти прислушиваться к мнению общественности. В подтверждение этой версии можно было бы сказать, что сегодня эта традиция усугубляется необычайным политическим весом главы государства. Он сам открывает любую тему, и сам же ее закрывает. Когда некоторые депутаты Государственной думы после выступления Лаврова пожелали вызвать его в парламент для объяснений и, фактически, показательной порки, большинство в думе провалило эту затею. В том числе потому, что посчитало позицию Лаврова позицией Президента. Он не замедлил подтвердить это совпадение, недвусмысленно одобрив Лаврова на заседании правительства. Поэтому можно смело говорить, что министр адресовал свое послание в первую очередь именно японским коллегам, а не российскому обществу в попытке прощупать почву, закинуть удочку и посмотреть, какова будет реакция.

Но суть дела не в этом. Позиция общества вполне прогнозируема и не является загадкой. Главная особенность этой реакции будет состоять в том, что никакой единой реакции не будет. Проблема не в самой разноголосице (настораживало бы ее полное отсутствие), а в том, что в ее основе нет никаких всеми разделяемых критериев и принципов, по которым можно было бы судить о нашем национальном интересе и нашей национальной гордости.

Например, было очень забавно наблюдать, как еще в 90-е годы пытались обосновать наше право владеть Южными Курилами путем ссылок на исторические прецеденты: кто открыл острова, кто первым высадился, кто основал поселение, а кто начал реальное освоение территорий. Не понимая, что прецеденты всегда поверхностная вещь и ничего никому не доказывают, а могут лишь подтвердить уже имеющийся расклад сил. И это хорошо, иначе русским пришлось бы оставить большую часть современной России. При этом всегда была популярна позиция, в соответствие с которой Россия может просто продать эти острова за какое-нибудь вполне осязаемое благоприобретение. Япония может и заплатит. Хотя вряд ли. Для нее возвращение «северных территорий» всегда было морально-политическим требованием, а значит, дело не в островах, а в принципе. А его не покупают. И не продают.

Так или иначе, но, опираясь на общественное мнение, невозможно занять никакую внятную позицию, которой можно было бы руководствоваться в отношениях с Японией. Альтернатива состоит в замораживании этих отношений и окончательном превращении их в некое подобие шапочного знакомства – кивнули друг другу при встрече и занялись своими делами. Российскую власть, судя по всему, такое положение вещей не устраивает. И она, свободная и от общественного мнения, и от историко-юридических прецедентов, сама определит, что есть национальная гордость и национальный интерес великороссов, и будет стараться обменять острова на хорошие отношения и порядок во внешнеполитических делах. Кому это не нравится, можно посоветовать только одно – менять власть.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний