Армен Гайосович, при анализе показателей ПАО «Метафракс» по итогам первого квартала 2017 года внимание на себя обращают несколько показателей. Рост производства метанола, увеличение доли экспорта в объеме продаж, уровень инвестиций, превышающий 2 млрд рублей. При этом по результатам 2016 года по МФСО прибыль до налогообложения и чистая прибыль существенно снизились. 2017 год начался лучше, чем был 2016-й?

– Если сравнивать последние годы, то, конечно, по-настоящему премиальным был для нас 2015 год. Конечно, внешнеполитическая обстановка влияла – антироссийские санкции и тому подобное, но предприятие работало с максимальной загрузкой мощностей, были достигнуты очень хорошие показатели.

Рыночная конъюнктура была на вашей стороне?

– Да, а вот в 2016 году ситуация изменилась. Цены на метанол упали до самого низкого уровня за последние годы. Мы отдаем себе отчет - в сегодняшнем объеме мирового производства метанола доля «Метафракса» не позволяет нам влиять на рынок и цены. Да, мы имеем свою нишу, долгосрочные контракты, потребителя и внутреннюю переработку. Но не влияем на глобальный рынок.

В том числе и поэтому прибыль группы компаний по МФСО снизилась по итогам 2016 года, но мне не в чем упрекнуть коллектив. Предприятия произвели колоссальный объем продукции, смогли его продать. Не самый удачный с точки зрения конъюнктуры год не повлиял негативным образом на устойчивость группы компаний.

Мы также смогли убедиться, насколько правильной была ставка на глубину переработки метанола, которую мы сделали 15 лет назад, «Метафракс» перестал быть сугубо метанольной компанией. Хотя и после второго этапа реконструкции с бюджетом более 40 млн. Евро мы увеличим объем производства метанола до 1 млн. 230 тыс. тонн в год. Сейчас мы выходим на показатель производства, например, смолы – 1 млн тонн в год, аналогичная ситуация и с развитием других продуктов переработки. Наш важнейший проект сегодняшнего дня – «Аммиак-карбамид-меламин» (АКМ) – это ведь тоже глубокая переработка.

А по поводу синтетических смол, «Метадинеа» – однозначно предприятие номер один в России и по качеству, и по объемам производства, свою долю имеем и на рынке Европы. В это направление продолжаем вкладывать много сил и средств.


До конца июня будет определен банк-партнер по проекту АКМ


При этом снижение чистой прибыли не привело к уменьшению инвестиций, в первом квартале 2017 года их объем, напротив, увеличился.

– Да, мы очень много вкладываем в развитие производства. По нашему заказунемецкий концерн Bayer разработал программу развития и модернизации действующих производств ПАО «Метафракс» до 2030 года. Все инвестиционные проекты обоснованы и оцифрованы, и мы понимаем, на каких направлениях должны концентрироваться в первую очередь.

Ваш флагманский проект сегодня – АКМ. Что сейчас происходит на площадке? Насколько реализация проекта движется по графику?

– Сейчас идет выбор генерального подрядчика, прошло уже два тура, к 15 июня он должен быть определен. Проектная документация направлена в Главгосэкспертизу для прохождения всех необходимых процедур. Что касается непосредственно площадки, то сейчас проводятся подготовительные работы, которые позволят начать строительство.

«Цена» реализации АКМ – 700 млн евро. Колоссальная сумма для региона. В каком соотношении вы используете собственные и заемные средства для финансирования?

– Порядка 80-85% – заемные средства. До конца июня банк-партнер будет определен, сейчас идет процесс отбора.

В феврале была утверждена инвестиционная программа компании «Метадинеа», она включает ряд серьезных проектов. Не затормозится ли развитие подмосковной промышленной площадки из-за реализации масштабного АКМ? Выдержите эту финансовую нагрузку?

– Выдержим, сомнений нет. Как я уже говорил, мы четко знаем направления инвестиций, вложения в развитие запланированы на годы вперед. В прошлом году на «Метафраксе» запустили в эксплуатацию новую установку по производству формалина. На подмосковной площадке «Метадинеи» завершается строительство подобного производства. Естественно, инвестиции продолжатся.

Понимаете, мы ведь вкладываемся не только в строительство новых установок, мы проводим огромную работу по улучшению качества продукции.

Центр по развитию продукта, расположенный в австрийском Кремсе – это почти два десятка экспертов-аналитиков, которые в состоянии

разработать рецептуру под нужды потребителя. Это колоссальная работа, но рынок очень конкурентен, а потребители требовательны. Среди них – IKEA, Egger, Kronostar, Saint Gobain, «ТехноНиколь», ГК «Свеза»»… Очень крупные компании, и, конечно, нам важно соответствовать их требованиям по качеству продукции.

Каким образом мировая ситуация последних двух с половиной лет влияет на ГК «Метафракс»?

– Глобально ничего не изменилось, и в Австрии у нас все стабильно, и с партнерами, и с клиентами. Конечно, нельзя сказать, что все идеально. Санкции все равно накладывают отпечаток. Если и бывают какие-то нюансы, то они скорее вызывают недоумение. Например, сейчас Украина проводит антидемпинговое расследование относительно продаж концентрированного формалина. Что ж, посмотрим на его результаты.


Все приобретения носят инфраструктурный характер, нам приходится это делать ради развития


Группа предприятий растет, только за последнее время были приобретены транспортные активы АО «Губахатранспорт». Нет ли планов по объединению активов в структуру холдинга, созданию зонтичного бренда?

– Относительно приобретений, все они носят инфраструктурный характер. В известной степени нам приходится это делать. Например, «Метафраксу» необходимо развивать железнодорожную инфраструктуру, но АО «Губахатранспорт», с которым мы работали и у которого нет других клиентов, кроме «Метафракса», не занималось таким развитием. Что делать? Если мы хотим двигаться вперед, выход только один. Поэтому для обеспечения дальнейшего развития «Метафракса» и было принято решение о приобретении АО «Губахатранспорт».

Другой логики поглощений нет, как и планов в этом направлении на ближайшую перспективу. Группа компаний эффективно развивается на двух производственных площадках в России и одной в Европе. Кстати, в Австрии мы сейчас рассматриваем программу развития, есть очень хорошие малотоннажные продукты, предстоит принять решение по инвестированию.

Что касается единого бренда, по этому вопросу уже сделаны серьезные проработки, на ближайшим заседании совета директоров состоится обсуждение, и проект по созданию такого бренда будет запущен.

Периодически в кулуарах обсуждают, что компания планирует приобрести медиа-активы. Есть такие планы?

Да, я уже слышал, что мы "покупали" сначала "Коммерсант-Прикамье", потом "Урал-Информ ТВ". Все это не имеет никакого отношения к действительности. У "Метафракса" есть четкие и понятные бизнес-задачи, программа развития химических производств до 2030 г. Этим мы и занимаемся.

Конкретизируйте, пожалуйста, о каких потенциально успешных продуктах австрийского завода вы говорили.

– Как я уже упоминал выше, у «Метафракса» хорошие позиции в части производства синтетических смол. Но здесь, в Европе, очень мощная конкуренция, поэтому одновременно мы смотрим и другие направления. Например, на площадке KCCS, производственные активы которой были приобретены в 2014 г., разрабатываются по-настоящему уникальные продукты, которые можно выводить на рынок.

О каких сферах идет речь?

– Это, например, продукты тонкой химии для ароматических веществ в парфюмерии, красок, текстильных материалов. Полимеры для металлов и бумаги с низкой эмиссией – соответственно, высочайшей степени безопасности. Еще несколько направлений. Сейчас менеджмент прорабатывает все вопросы, связанные с инвестированием. До конца года решение будет принято.

В конце апреля состоялся визит в Кизеловский угольный бассейн главы региона Максима Решетникова. На ваш взгляд, какие основные результаты визита, что вы считаете самым важным?

– Во-первых, хочу поблагодарить Максима Геннадьевича: в крайне плотном графике первых месяцев работы он нашел возможность посетить непростые территории КУБа.

Безусловно, этот визит важен. И тем, что был открыт пилотный в полном смысле слова проект по реформированию системы здравоохранения КУБа, и подписанным с фондом Тимченко соглашением на строительство в Губахе ледовой арены.

Честно говоря, даже если просто проехать по дороге от Перми до Кизела, многое становится понятно…

Конечно, к поднятым вопросам мы готовились, была проведена колоссальная работу. В последнее время встречи с жителями, серия социологических опросов показывают, что самая главная проблема для людей – ситуация в здравоохранении. Мы изучили различные варианты, в итоге остановились на том, который считаем наиболее эффективным, пусть и сложным в реализации. Суть – больницы городов КУБа становятся филиалами пермской Городской клинической больницы №4. Именно этот проект мы совместно с главой региона и общественностью обсудили на расширенном совещании в Губахе.

Вы сказали, что проект сложен в реализации. Давайте остановимся на этом более подробно.

– Проект пилотный, не рядовой и совсем не шаблонный. Какая конечная цель? Объединение усилий для создания системы качественной медицинской помощи в территориях. Мы долго прорабатывали, считали экономику, разбирались в нюансах, которых масса. После запуска реформы жители КУБа получат возможность попасть на прием к узким специалистам (врачам из Перми) по месту жительства, кроме того, в случае необходимости медицинская помощь им будет оказываться в краевом центре, в «четверке».

То есть в Губахе, Кизеле, Гремячинске будут работать врачи из Перми?

– Да, своеобразный вахтовый метод. Важный момент еще в том, что местные молодые специалисты, территориально находясь в городах КУБа, получают возможность работать в составе одной из самых профессиональных клиник Перми.

Кстати, хочу сказать руководству ГКБ №4 большое спасибо. Это уверенные в себе люди, которые не боятся трудностей. Казалось бы, зачем им надо влезать в пилотный проект? Разве у них дела плохо обстоят? Но здесь работают сильные специалисты, которым важно делать дело. Уверен, что они продемонстрируют профессионализм в этом проекте и поднимут свою репутацию на еще более высокий уровень.

Вы были инициатором этих изменений, какой видите свою роль по мере реализации реформы и насколько уверены в успехе?

– Действительно, мы стояли у истоков. Нет никаких сомнений, что ситуация в здравоохранении кардинально изменится. Никаких! Дело не в том, что я просто фанатично верю в свое детище. Поверьте, мы изучали множество вариантов и выбрали оптимальный. Положение в медицине точно станет лучше, а если каждый приложит максимум усилий, то и намного лучше.

Когда идея реформы только родилась, многими она была воспринята в штыки. Чиновники опасались прецедента, что больницы в других территориях в случае успеха тоже захотят становиться филиалами краевым клиник. Но что в этом плохого?!

На самом деле – что мешало Максиму Решетникову в очередной раз отложить проект? Да ничего. В сентябре выборы, тема сложная, за короткий период ничего не решить, давайте отложим… Все эти доводы понятны, однако тогда минимум год мы потеряли бы. Но хорошо, что глава региона быстро разобрался и оказался человеком смелым, готовым брать на себя политические риски.

Что касается нашей роли… Знаете, в свое время мы ведь могли просто остаться в стороне, выслушать, вместе посетовать на проблемы и… отойти. Но это слабая позиция, мы готовы к ответственности! Вы спрашиваете про контроль: конечно, будем контролировать. Если есть ответственность, должен быть и контроль. Кроме того, предприятие уже начало готовить маневренный жилой фонд для врачей, которые приедут в КУБ из Перми. Так что работа огромная, и мы будем ее делать.

Кроме здравоохранения, еще одной социальной темой стало решение о строительстве в Губахе крытой ледовой арены.

– В ходе визита Максим Решетников вручил главе Губахи соглашение Пермского края с Благотворительным фондом Елены и Геннадия Тимченко о постройке в городе ледовой арены. Для нас это настоящий прорыв, как в известной рекламе «Мечты сбываются» (улыбается). Откровенно говоря, история с подписанием тянулась очень долго, еще бы месяца два – и Губаха осталась бы без спортивного дворца. Очень хорошо, что это решение все же было принято. Теперь фонд выделит на строительство арены 150 млн рублей, а бюджет края – 38 млн рублей.


Никаких торгов с оппозицией не будет, народ проголосует и свой выбор сделает.


В сентябре в крае пройдут выборы не только губернатора, но и представительных органов власти в нескольких муниципалитетах, включая Губаху. Каким образом «Метафракс» планирует участвовать в кампании?

– 15 лет назад мы сказали, что едины с городом, и все это время держали свое слово. Очень важно, что в сентябре население Губахи, оказав поддержку на выборах, сказало «спасибо» за сделанное предприятием и нашей управленческой командой для территории. Такое доверие очень ценно, и оно вдохновляет на продолжение работы.

Мы тратим большие деньги, стремимся сделать наш город лучше. Конечно, важно, кто руководит территорией. Здесь уже «работал» глава, которому ничего не надо было. И что делать? Да, мы общались, пытались изменить ситуацию, потом психовали, дверями хлопали, но дело-то не двигалось. Разве для Губахи это хорошо? Поэтому мы участвуем в выборах, готовим людей, которые смогут работать на благо города и региона.

Сейчас в кулуарах обсуждается желание оппозиции договориться с «Единой Россией» о «дележке» мандатов. Вы готовы отдать 1-2 округа?

– Отдать, передать… Знаете, мы не в киоске, мы мандатами не торгуем. Пусть работают, доказывают избирателям свою состоятельность. Официально заявляю: никаких торгов не будет, у всех есть время и возможность своими делами доказать свои способности, народ проголосует и свой выбор сделает.

На протяжении многих лет предприятие и вы лично поддерживаете проект «Закат на Крестовой». Зачем? Это стоит затраченных сил и времени?

– Этот проект наш, очень родной и любимый. Это совсем не дежурное дело, вы правы, я лично участвую в его организации, причем от начала до конца.

Внешнюю сторону все видят, очень красиво и даже завораживающе. С точки зрения организации есть два обстоятельства. Первый – погода. Она всегда непредсказуема, но в конце концов, будет дождь – можно и под зонтом постоять. Куда сложнее тема обеспечения безопасности. Скажу честно, после взрыва в метро в Санкт-Петербурге я хотел отказаться от проведения «Заката на Крестовой». Ходил весь день под колоссальным прессом, очень переживал из-за произошедшего в Питере… Представьте, на горе собираются 20 тысяч человек. Каким должен быть уровень безопасности!

Коллеги убедили, что все-таки продолжать наш проект надо. Потратим больше средств, привлечем больше людей для охраны порядка, и пусть все пройдет успешно! Все-таки это главный бренд Губахи, ничто так не работает на узнаваемость, как «Закат на Крестовой». Нельзя просто взять и бросить то, что уже сделано.

В 2014 году в одном из интервью вы сказали, что, работая на «Метафраксе», чувствуете себя как в плену, все расписано по часам, и нет права что-то пропустить. Что-то изменилось?

– Да, тогда многие пытались очень своеобразно интерпретировать мои слова… Конечно, я отдаю «Метафраксу» все, что только могу, проект АКМ – главное, чем сегодня живу. Если помните, когда я в 2002 году пришел на предприятие, объем выручки составил 2 млрд рублей, сейчас у группы компаний он превышает 40 млрд. «Метафракс» развивается, реализует уникальные проекты. Бывает, в разговоре с друзьями сетую, что вроде число помощников растет, а работы меньше не становится. Но они правильно говорят – «Метафракс» стал больше, масштабнее, это уже не та компания, которая была 15 лет назад. Отсюда и колоссальная нагрузка. Знаете, за одну неделю апреля у меня состоялись четыре заседания совета директоров предприятий ГК «Метафракс». Конечно, усталость чувствуется, и больше я так над собой экспериментировать не дам (улыбается). Но это моя любимая работа, от которой я получаю удовольствие и удовлетворение, и отказываться или на что-то менять ее не собираюсь.

Справка Business Class ПАО «Метафракс» – один из крупнейших производителей метанола и формалина в России. В группу компаний также входит производство синтетических смол «Метадинеа» (Губаха, Пермский край и Орехово-Зуево, Московская область), «Карболит» (Орехово-Зуево, Московская область) и производство формальдегида и синтетических смол Metadynea Austria (Кремс, Австрия). Выручка группы за 2016 год по МСФО составила 41,6 млрд рублей. Комплекс «Аммиак-карбамид-меламин» (АКМ) планируется возвести за 40 месяцев на промышленной площадке «Метафракса» в Губахе, его стоимость составляет порядка 700 миллионов евро. Технико-экономическое обоснование проекта разработала английская фирма Jacobs Consultancy, лицензиаром процесса и разработчиком базового проекта выступает компания Casale (Швейцария). Новое производство ежегодно будет выпускать 562 тысячи тонн карбамида, 293 тысячи тонн аммиака и 40 тысяч тонн меламина. Большая часть продукции предназначена для внутреннего использования в холдинге – для производства карбамидоформальдегидного концентрата, который вместе с меламином служит составляющей для синтетических смол дочерней компании «Метафракса» – ООО «Метадинеа». Другая часть будет направлена на российский и зарубежный рынки.