Геннадий Алексеевич, на последнем заседании думы вы снова подняли вопрос об отмене лимитов на льготные проездные для пенсионеров и студентов. С чем это связано?

– Я поддерживаю студентов, которые протестуют против ограничений. Почему человек, стипендия которого полторы тысячи рублей, должен ее целиком потратить на 120 поездок в общественном транспорте? В конце концов, это ограничение права человека на свободу передвижения.

К сожалению, в думе мой проект отклонили якобы по причине отсутствия источника финансирования. Но источник был указан – это перераспределение статей бюджета. Удивительно, но при утверждении проекта администрации с ограничением поездок были указаны примерно эти же источники – перераспределение расходов на функционально-целевые блоки. Вообще, при утвержденном бюджете никаких других источников придумать невозможно.

Другой вопрос – реально ли перераспределить средства по этим статьям? Жизнь показывает, что вполне реально. Например, в бюджете есть статья «Условно утвержденные расходы». Несколько месяцев назад ей воспользовалась администрация города, чтобы «занять» 500 млн рублей для запуска программы по ремонту дорог до получения федеральных субсидий. И таких статей много.

Тогда почему проект все-таки отклонили?

– Как мне кажется, причины две. Во-первых, часть депутатов считают расходы на компенсацию перевозчикам по льготному проездному вопросом не первой важности. Во-вторых, они настаивают на бездефицитности бюджета, что лично мне кажется странным. Ведь и федеральный, и краевой бюджеты – дефицитные. Тогда для чего Пермь получает из них субсидии – чтобы городской бюджет оставался без дефицита? Это нелогично! Отсутствие дефицита хорошо только когда удовлетворены все социальные нужды людей. Недопустимо, чтобы оно достигалось за счет выворачивания карманов студентов.

Во время выборов мэра Перми вы единственный из депутатов выступили против кандидатуры Дмитрия Самойлова. В чем причина?

– Мой протест был не конкретно против Дмитрия Ивановича, а против непрямых выборов мэра. Этим голосованием я просто выразил свою позицию в связи с этим.

У Дмитрия Самойлова, безусловно, есть набор деловых качеств, необходимых крупному руководителю. Другой вопрос, как они используются. Я в корне не согласен с проводимой городской администрацией политикой, что все хозяйство нужно передать в частные руки и оставить себе только функции контроля. Это ни к чему хорошему не приведет: ведь кто владеет, тот и управляет.

Например, у нас в городе довольно высокие цены на услуги ЖКХ. Взять хотя бы тепло: на его пути от генерирующей компании до конечного потребителя стоят два фильтра – Пермская сетевая компания и управляющие компании, которые добавляют в конечную цену тепла свою надбавку. На мой взгляд, эти два звена в цепочке образования тарифов лишние – не технологически, но как частные хозяйствующие субъекты. Их нужно обратить в городскую собственность, чтобы они выполняли свою прямую задачу – доставить тепло в дома по минимально низкой рентабельности. Кстати, в городе действует городская управляющая компания – и это правильно. Так нужно сделать с большей частью отраслей города.

А хватит ли бюджетных денег на поддержку таких муниципальных предприятий?

– Возможно, доходы бюджета и сократятся, но цель коммунального хозяйства – обеспечить человека водой, светом, теплом и так далее, а не получить как можно больше прибыли. Бюджет, может быть, перестанет быть бездефицитным, зато начнет работать в интересах горожан.

Не так давно был интересный случай: город построил для района с индивидуальной застройкой газопровод за 140 миллионов рублей. На думу вынесли вопрос по продаже этих газопроводов за 6 миллионов, ведь за реальную цену они никому не нужны, а самому городу создавать новое газовое хозяйство неудобно. В думе сразу поднялись переполох и возмущение. А по-моему, главное – обеспечить людей газом, и нормально, если это приводит к убыткам для города.

Ваш коллега по фракции Игорь Рогожников, напротив, поддержал кандидатуру г-на Самойлова. Как получилось, что ваши мнения разошлись?

– Игорь Рогожников не состоит в КПРФ. Он скорее фрилансер, свободный художник – например, пять лет назад избирался в Законодательное собрание от ЛДПР. Хотя, по-моему, если ты стал депутатом от партии, то должен придерживаться ее идеологии – в том числе голосовать так, как предписывает краевое бюро.

Конечно, после заседания у нас состоялся разговор. Пришли к выводу, что впереди еще много совместной работы и наши позиции постепенно будут сближаться.

После выборов велись разговоры о создании в думе межфракционной депутатской группы из представителей оппозиционных партий. Что помешало реализовать эту инициативу?

– Насколько я вижу, оппозиционных фракций в думе только две – КПРФ и «Яблоко». ЛДПР и «Справедливая Россия» по большинству вопросов голосуют согласно с «Единой Россией», называя это «конструктивной оппозицией». Как мне кажется, в этой избыточной конструктивности тонет вся их оппозиционность. Поэтому говорить о межфракционной группе преждевременно. Хотя есть вопросы, на которые мы смотрим одинаково – например, все оппозиционные партии не удовлетворены распределением средств на благоустройство придомовых территорий. Сегодня все деньги по данной статье получают депутаты-одномандатники, и это несправедливо.

Вообще вопрос о фракционности возник в этом году с появлением депутатов от партий. Понятно, что фракция «Единой России» имеет подавляющее большинство голосов, с их помощью они могут заблокировать любую нашу инициативу. Но так не принято вести себя в странах с высокой политической культурой. Все-таки за нами, остальными фракциями, стоит 17% населения, и его интересы должны быть учтены.

То есть вы чувствуете пренебрежительное отношение к депутатам по спискам со стороны одномандатников?

– Я бы не назвал это пренебрежением. Но отношение как к депутату второго сорта иногда чувствовалось. Например, в начале моей деятельности я заметил некое противоречие. Коллеги из «Единой России» – приятные и вежливые люди, всегда здороваются при встрече. Однако еще до первого заседания они обратились с предложением изменить количество оплачиваемых помощников депутатов – для списочников уменьшить до одного, а для одномандатников увеличить до четырех. Конечно, такую инициативу заблокировали специалисты управления аналитики и прокуратура. Но, тем не менее, эти милые и приятные люди такое обращение подписали.

Одним из ваших помощников может стать эксцентричный общественный деятель Алексей Бессонов. Наверное, многие могли расценить это как провокацию. Почему именно он?

– Алексей Бессонов действительно часто ведет себя эксцентрично и эпатажно, у него сложный характер и взрывной темперамент. Но он член КПРФ уже более 20 лет, и я близко знаю его как преданного человека и хорошего юриста. Он не раз помогал мне – например, в предыдущем выборном цикле я был снят с голосования из-за кражи паспорта, и именно Алексей Бессонов помог мне восстановиться в этой кампании.

Вообще, я исхожу из принципа, что людей надо принимать в полной мере. Поэтому с моей стороны это ни в коем случае не провокация – просто подбираю помощников по тем качествам, которые необходимы мне для исполнения депутатских обязанностей.

На месте руководителей города и думы, раз уж это дело дошло до них, не придавал бы данному вопросу избыточного резонанса. Все бы уже давно успокоились и продолжали работу. В конце концов, Алексея Бессонова всегда можно будет освободить от этой должности.

Некоторые люди вас также считают «неформатным» политиком – например, во время выступлений в думе вы часто используете пословицы и поговорки. Как вы относитесь к такому своему образу?

– Честно говоря, я ощущаю себя не «неформатным», а трезвым, но оппозиционным политиком. Я коммунист, от своих убеждений не отказываюсь, а если кто-то считает это эксцентричным, то это его право.

Что касается моих выступлений – я стараюсь выразиться поярче и использую не только пословицы и поговорки, но и цитаты из литературы. Словом – не ругайте пианиста, он играет как умеет.

Если серьезно, я просто стараюсь быть честным. У меня нет цели прорваться на какие-то высокие посты в думе. Конечно, если мне предложат, отказываться не буду, но цель моей работы другая – защищать интересы малообеспеченных слоев населения.

Во время выборов критиковались агитационные материалы КПРФ – например, плакаты с фразой Иосифа Сталина «Кадры решают все». Как вы считаете, они оказались эффективными?

– Не соглашусь, что «Кадры решают все» – неудачный лозунг. Любой крупный руководитель согласится с этим выражением. Вот что было действительно неудачно – это проект «Кандидат КПРФ». Он открыл дорогу в выборные органы многим людям, для которых интересы партии и народа совершенно второстепенны. Например, очень близко к тому, чтобы стать депутатом, был человек, живущий за тысячу километров от Перми и не имеющий никакого отношения к городу.

Но ведь в Законодательное собрание от КПРФ прошел адмирал Владимир Комоедов, который тоже никогда в Перми не жил.

– Владимир Комоедов не вступил в партию, но разделяет ее позиции. У него сложная ситуация – он шел в Государственную думу и параллельно возглавлял список в краевое Законодательное собрание. Так как на федеральном уровне КПРФ показала не лучший результат, он по праву стал депутатом краевого парламента. Тут придраться не к чему. А вот некоторым другим людям во фракции КПРФ не место – и они не были бы там без этого дурно исполненного проекта «Кандидат КПРФ».