Владимир Иванович, на минувшем пленарном заседании городская дума фактически единодушно поддержала кандидатуру Дмитрия Самойлова на пост главы администрации Перми. На ваш взгляд, это оценка его деятельности на посту главы администрации, или карт-бланш на будущее?

– Оба фактора, которые вы назвали. Важно понимать, что в нынешней думе 70% депутатов работали и в предыдущем созыве. Мы хорошо понимаем друг друга, знаем, как найти оптимальное решение вопроса. Поэтому подобное единодушие говорит, прежде всего, о нацеленности на результат, на понимание того, что действительно важно.

Если будет аналогичное понимание у главы города, будет готовность к взаимодействию с думой, то Пермь обязательно ждет динамичное развитие. Последние 2-3 года это подтверждают.

То есть, на ваш взгляд, последние годы Пермь развивается?

– Да, город меняется в лучшую сторону, и, я думаю, пермяки со мной согласятся. Ремонтируются дороги, строятся спортивные сооружения, школы, детские сады. Могу привести в пример деятельность депутатской группы по дорогам и благоустройству. В течение всего созыва, мы контролировали ситуацию, требовали навести порядок с проведением конкурсов. И посмотрите – если раньше процедуры проводили с опозданием, то сейчас к маю все уже разыграно, подрядчики выходят на объекты. А первый серьезный снегопад?! Ведь нормально город убрали, справились!

Сейчас надо разбираться и с другими темами. Вот я вошел в состав комитета по городскому хозяйству, на заседании мы с коллегами-депутатами впервые услышали, что в Перми, оказывается, проводятся проверки работы управляющих компаний. Но эффекта при этом не видно. Поэтому предложил создать депутатскую группу по вопросам ЖКХ. В думе есть депутаты, которые профессионально разбираются в данной проблематике, – Богуславский, Афлатонов. Появится такая группа – и станем контролировать ситуацию в ЖКХ, ведь чем выше контроль, тем лучше результат.

Сейчас Перми очень нужны прорывные проекты – построить мост, закончить реконструкцию набережной, в каждом районе возвести плавательный бассейн, благоустроить Балатовский парк, создать большой спортивно-концертный зал, привести в порядок парк и набережную в Закамске. К реализации этого нас подталкивает и грядущее 300-летие Перми.

Возможностей бюджета хватит на все?

– Знаете, я не боюсь дефицитности бюджета и даже готов взять на город большой кредит. Ничего страшного в займах нет, главное, чтобы деньги шли на конкретный значимый проект, а не проедались.

Около двух лет назад в интервью Business Class вы говорили, что Дмитрию Самойлову не хватает жесткости, что он добродушный. Сейчас такая проблема существует?

– Жесткость всегда нужна… Я бы сказал, что Дмитрий Иванович не стал жестче, но он стал мудрее. Естественно, работа меняет человека, он набирается опыта, растет как специалист. Например, Игорь Вячеславович Сапко на посту главы Перми за 5 лет также вырос, стал более мудрым руководителем.

Самое страшное, если корона на голове появляется. Вот этого нельзя допускать. Ведь как только у главы города появляется корона, он теряет связь с реальностью, и кто-то обязательно попытается на этом сыграть, вбить клин между ним и депутатами. Если Самойлов продолжит слышать депутатов, то это хорошо, если перестанет, то дума обязательно вмешается.

Вы не думайте, что единодушное голосование за Дмитрия Ивановича говорит о том, что депутаты ручные. Вспомните, как на том же пленарном заседании Александр Филиппов предложил провести ревизию всех муниципальных земельных участков. Уже избранный к тому моменту главой Перми Дмитрий Самойлов попросил депутатов не голосовать за эту инициативу. Но дума поддержала Филиппова. Так что не надо полагать, что мы, проголосовав за Дмитрия Ивановича, теперь будем во всем за администрацию.

Впереди формирование администрации Перми, на ваш взгляд, какие перемены назрели? Какие кадровые решения необходимы?

– Этот вопрос в компетенции Дмитрия Самойлова, но я считаю, что новая кровь нужна, все-таки после долгого нахождения на посту появляется зашоренность, и необходимы перемены.

В любом случае администрации придется отчитываться за работу перед думой, и мы будем контролировать также и деятельность заместителей. Если работают плохо, депутаты раскритикуют, а это скажется и на Дмитрии Ивановиче, ведь это его команда. Будет он авторитетным руководителем или нет, зависит в том числе и от замов.

Что касается ситуации в думе, вас не удивляет поведение оппозиционных депутатов, ведь они голосуют, как члены «Единой России»?

– Мы постарались поговорить со всеми, объяснить, что в думе принято работать, уважать мнение других, поддерживать, искать конструктив. Сказали, что не надо устраивать вакханалий, как в Законодательном собрании края. Дума – это орган местного самоуправления, мы действует в интересах жителей, и война здесь никому не пойдет на пользу. Если будем склочничать, как отдельные личности в предыдущем составе ЗС, то потратим силы не на созидание, а на разрушение.

Мне кажется, новые депутаты думы – ребята здравомыслящие, все поняли, что надо взяться за руки и, как говорил Владимир Владимирович Путин, подобно рабам на галерах трудиться на благо Перми.

Во время обсуждения кандидатуры Дмитрия Самойлова, вы говорили о «пятой колонне, которая призывает не поддерживать Самойлова и раскачивает лодку». Можно поподробнее, о чем идет речь?

– В думу поступило письмо с предложением депутатам не голосовать за Дмитрия Самойлова.

От кого это письмо?

– Не знаю, я не стал его читать.

По вашему мнению, насколько сегодня среди пермяков распространены подобные настроения? Во время предвыборной кампании вы сталкивались с недовольством населения окружающей ситуацией?

– Ситуация очень непростая, людям живется явно хуже, чем 2-3 года назад. Но россияне все понимают. Видят, какая обстановка сложилась вокруг нашей страны. Понимают, что кризис начался не в России, а Запад попытался применить его против нас.

Кризис не только у нас, он во всем мире. Буквально только что я встречался с бизнесменами из Белоруссии, которые приехали в Пермь, хотят начать здесь бизнес. Говорю: «У вас, наверное, дела получше, ведь санкции никто не вводил». А в ответ: «Мы молимся, чтобы дела в Беларуси шли так же, как в России». Именно так и сказал: «молимся». Так что есть страны, где дела обстоят намного хуже, чем в России.

Все наладится, надо немного потерпеть, думаю, через 1-2 года ситуация изменится. Самое главное, что президент и правительство сейчас делают акцент на развитие сельского хозяйства. Будет расти производство продуктов – будут падать цены в магазинах, и напряжение у населения начнет спадать.

Но и сейчас российский народ все понимает и поддерживает нашего президента.

Принято считать, что в думе есть «группа Плотникова»? Это правда? Вы собираетесь, обсуждаете планы на месяц, на пленарку?

– Конечно, нет никакой группы. Если в нее включать всех депутатов, с которыми я общаюсь, то что – туда все 36 человек войдут? Я один из 36, и все. Если меня что-то не устраивает или есть тема для обсуждения, я подойду напрямую к любому коллеге и все обговорю. И так же другие депутаты. Никто никакие роли не распределяет. Это искусственно созданный миф.

Как вы относитесь к тому, что такой миф создается?

– Если честно, стараюсь не обращать внимания. Меня постоянно демонизируют. Может, это кому-то выгодно? Но я спрашиваю у своих коллег: вы меня знаете 5 лет, разве были случаи, когда я вас призывал к чему-то негативному, просил о чем-то противозаконном, идущем вразрез с моральными принципами? Не было таких случаев. Вы можете сами поинтересоваться у любого в администрации, в думе: «Может, Плотников ведет себя как-то неправильно?».

Я стараюсь не обращать внимания, живу, как родители воспитали, по божьим законам.

Вот мы с вами второй раз так встречаемся, вы можете сказать, что я не такой, как другие 36 депутатов?

В отличие от многих вы говорите то, что думаете. На современных политиков в этом плане вы не похожи.

– А разве это противозаконно? Поэтому меня и не любят, что я говорю в глаза. А те, кто обливает меня грязью, не могут так сделать. Или из страха, или по другим причинам. Получается, что они просто завидуют моей независимости. Так?

Вы же видите, как мы в думе работаем, стараемся всех консолидировать. Мы поддерживаем нашего президента, а если видим какой-то маленький пожарчик, то стремимся его притушить, все объяснить людям. Мы за стабильность.

Понимаете, я могу уехать жить в любую точку России, но люблю Пермь, хочу, чтобы это был лучший город, чтобы мы им гордились. И честно работаю ради этого, мне не стыдно перед своими избирателями. А если бы пришел кошелек набить, тогда бы сидел, молчал и не высовывался. Дали бы «беляш» какой-нибудь: «Вот тебе темка, зарабатывай, но на администрацию не вякай, сиди тихо». Но я не пришел в думу зарабатывать, хочу реально что-то изменить, сделать жизнь в Перми лучше.

Я хочу, чтобы все как часы работало. Да, это сложно, но мы должны стремиться к тому, чтобы гордиться своим городом. Я этого искренне хочу и использую возможности, какие у меня есть.

Конечно, выше головы не прыгнешь. Я всегда говорю: если у тебя нет денег на мутоновую шубу, то норковую ты своей жене не купишь. Надо жить насколько позволяет бюджет. Но давайте решим задачу, чтобы не воровали. А то и так денег мало, так еще и 40-50% не доходит по назначению. Вот где проблема!

Вы планируете свою политическую карьеру?

– Перед этими выборами мы с коллегами обсуждали планы, и я честно сказал, что не хочу в Законодательное собрание края. Мог туда выдвигаться, но не стал. В ЗС ходят не по земле, там принимают законы, многие из которых далеки от реальной жизни. А в думе виден конкретный результат твоей работы, мы действительно влияем на городские проблемы. Есть задача – дума ее решает. Да, возможно, статус краевого депутата выше, но меня это не волнует.

Я бы мог в сентябре в Госдуму избраться, и мне предлагали от одной из парламентских партий выдвигаться, без сбора подписей, по округу Шубина. Я бы выиграл. Точно вам говорю. Но я на самом деле не хочу. В гордуме мне комфортно, здесь я вижу конкретный результат – ежедневно, ежечасно. Встречаюсь с людьми, получаю от них благодарность и заряжаюсь от этого. Вот что важно.

То есть конкретных политических планов нет?

– Я стал более мудрым, стал понимать политику и прекрасно вижу, что в исполнительную власть мне пойти не дадут. А биться как рыба об лед – какой смысл? Я буду на том месте, где я нахожусь, делать то, что могу. Как говорится, человек должен знать свое место. Я его знаю.

Вас это не удручает?

– Нет, я воспринимаю это как данность. Приведу один пример. Учась в школе, я ходил на уроки немецкого языка и думал: зачем он мне нужен, если я никогда не поеду за границу? Также и здесь. Если меня не пустят в исполнительную власть, то зачем об этом думать?

Да, когда мне было 40 лет, у меня были иллюзии, я плохо разбирался в политике, и решил выдвинуться в мэры Перми. И я бы выиграл! А потом пазлы сложились, и я понял, что меня туда не пустят. Как говорится, рад бы в рай, да грехи не пускают.

Слова из песни не выкинешь, у меня непростая жизненная судьба сложилась. За свои ошибки надо отвечать, и мне приходится по сей день это делать. Раньше коробило, ведь я такой же человек, как и все. Но сейчас стал мудрее и понимаю, что есть правила игры, и я живу по этим правилам.