Начнем с главного вопроса нашего времени: как влияет кризис на рынок музыкальных носителей?

– Цены на продукцию выросли примерно на 40% по сравнению с 2014 годом. Весь товар привозится из-за границы, покупается за евро и доллары, любая волатильность курсов опасна: если зафиксировать цены в рублях по текущему курсу, и валюта вдруг подорожает – дохода от продажи не хватит при следующей закупке. Когда рубль дешевеет в два раза – это для бизнеса вообще катастрофа. Поэтому, выставляя цены, нужно находить золотую середину, чтобы и не прогореть во время скачков, и сохранить продажи.

Действует ли в музыкальной сфере правило сохранения в кризис уровня продаж в премиум-сегменте? Что означает «премиум» по отношению к виниловым пластинкам иCD?

– Премиум-сегмент – это продукция «аудиофильских» лейблов, которые выпускают диски и пластинки небольшими тиражами. У них выше и качество, и цены. В среднем премиальная пластинка на 30-50% дороже обычной: обычный компакт-диск стоит 15-17 долларов, а премиум-сегмент начинается от 25-45 долларов. Такие экземпляры сложнее «достать»: нужно связываться напрямую с компанией, которая выпустила пластинку, заказывать, привозить, проходить таможню. Несмотря на это, работать с редкими релизами премиум-класса интересней. Их покупают те, кто собирает коллекцию исходя из качества музыки, а не количества «экспонатов» и предпочитает одну пластинку, вместе с которой запоет душа, двум или трем «обычным».

Работая на одной площадке с магазином Hi-End аппаратуры, где большинство ассортимента выше среднего сегмента, я держу планку на том же уровне. В кризис мы выживаем как раз благодаря «премиуму», который пока стабилен, а средний сегмент – сокращается. В Перми много меломанов, которые могут себе позволить покупать дорогую музыку. Есть обладатели очень больших коллекций и винила, и дисков. Под них даже отводят отдельные комнаты.

Как вы оцениваете конкуренцию на рынке Перми?

– В премиум-сегменте новым игрокам сложнее, так как лейблы не будут продавать один-два диска. Необходимо сформировать достаточно объемный заказ, а для этого нужна клиентура. Жесткой конкуренции в Перми нет, поскольку жанров много, звукозаписывающих компаний тоже, и я сотрудничаю с одними, конкуренты – с другими. Мои жанры – это в основном блюз, рок, джаз, lounge, а есть те, кто специализируется, например, на «металле». Я этим не занимаюсь, так как у меня нет покупателей на музыку этого жанра. Кроме того, рынок винила делится на продавцов «старых» пластинок, 60-80-х годов, и новых, сделанных по современным технологиям. Я занимаюсь и теми, и этими, а есть такие, кто продает только один тип.

Как изменилось количество компаний, которые занимаются продажей винила и дисков за время вашей работы?

– Когда я открывал собственный бизнес в начале 2000-х, в Перми было около 15 фирм, в том числе и крупных сетевых магазинов, по продаже звуковых носителей. Некоторые закрылись в 2008-2009, еще часть – в 2014-2015 годах. Остались в основном индивидуальные предприниматели. Крупные компании цены предлагали выше и не выдержали конкуренции. В 2007-2008 многие стали заниматься именно винилом. А 15 лет назад ассортимент пластинок был мизерным. Все покупали диски. Потом начался очередной виток производства пластинок и их популярности. Сейчас все известные музыканты, записав новый альбом, выпускают сразу и на CD, и на виниле. Согласно мировой статистике, обороты продаж пластинок за прошлый год увеличились на 5,5%, а продажи дисков, наоборот, падают. Старых пластинок тоже продавалось мало – я привозил их штучно под заказ, а потом все вдруг вспомнили про аналоговый звук. Очень много появилось переизданий хитов прошлых лет на новых 180-граммовых пластинках. Я думаю, это значит, что становится больше людей, которые понимают, что цифровой и аналоговый звук – это совершенно разные вещи.

В чем заключается разница?

– До 1981 года в студиях звукозаписи были аналоговые микрофоны, ламповые усилители и микшеры. Когда появилось транзисторное оборудование, звук стал более детальным, но потерял в мягкости. Сейчас используется при записи на пластинки цифровое оборудование, как и при записи дисков, но при воспроизведении музыка звучит иначе. Чтобы CD звучал так же, как винил, звуковая система должна быть примерно в три раза дороже.

Конкурируете ли вы с магазинами за пределами Перми? Поступают ли заказы из других городов?

– Центром продаж «звука» является Москва, но накладные расходы предпринимателей, работающих в столице, – транспорт, аренда помещений, налоги – больше, чем в регионах. Эти расходы они включают в конечную стоимость дисков, поэтому цены выше, чем в Перми. За счет этого можно конкурировать. Я торгую и на интернет-площадках. Удалось сформировать отношения с клиентами из Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Новосибирска, Липецка. Был клиент из Хакасии, но с ростом цен он, к сожалению, отказался от покупок. Раньше я выставлял лоты и на eBay, пластинки уходили в Польшу и США, но это было лет пять назад, когда курс позволял быть конкурентоспособным на мировом уровне.

Откуда приходят ваши клиенты, как узнают о магазине?

– Некоторые знакомы мне с того времени, когда я был директором магазина по продаже видеокассет, фильмов и музыки. Это было в 1996 году. С теми, кому это было интересно, мы встречались в известном многим пермякам магазине «Стометровка».

Магазин существует за счет постоянных клиентов, их около 50 человек, и интернет-ресурсов – с открытием сайта магазина стали появляться новые покупатели. Но тех, кто входит в «костяк» постоянных, сейчас немного. Во-первых, кризис. Во-вторых, стал больше выбор. Диски премиум-класса никто, кроме меня, не возит, но винила в Перми стало больше. Люди заказывают пластинки в разных местах, сопоставляют цены. Для каждого предпринимателя в отдельности большой ассортимент дорого обходится. Это хорошо, когда ты можешь предложить покупателю широкий выбор, и я к этому стремлюсь, но в покупку товара нужно вложить значительные средства. Накапливая ассортимент, нужно поддерживать оборот, чтобы не наступил «технический дефолт».

В последние годы снизился оборот продаж?

– Три года назад открыл платежный терминал для кредитных и дебетовых карт и заметил, что люди легче расстаются с деньгами электронными, нежели с наличными. В 2013 году выручка выросла, в 2014-м – тоже, и в прошлом году особенно был заметен рост именно в части оплаты по картам. В месяц общая сумма оплаты по картам составляла примерно 300-400 тысяч рублей.

Сколько стоили самые дорогие носители – пластинка и CD, купленные у вас?

– Самые дорогие экспонаты – это б/у пластинки и диски. С 1988 по 1993 год некоторые лейблы делали записи на золоте, то есть это сам диск изготавливался из 24-каратного золота. Эти «золотые издания» сейчас очень ценятся. Звук не совсем детализирован, но он более живой, в нем есть «воздух». Золотые диски покупают на аукционах за рубежом и иногда везут сюда через третьи страны, потому что напрямую в Россию организаторы отказываются отправлять. Из проданных «золотых изданий» могу назвать альбом Pink Floyd, изданный Mobile Fidelity в 1991 году. Он «ушел» по цене около 15 тыс. рублей. Самая дорогая виниловая пластинка стоила 196 тыс. рублей. Это была джазовая запись лейбла Blue Notе, выпущенная в 50-х годах. Битва за нее на аукционе шла нешуточная. Я выиграл и привез ее в Пермь именно таким образом, через третью страну. Цена старых изданий повышается, если они не распечатывались с момента выпуска. Диск с альбомом «Wall» Pink Floyd как раз был запечатан. Естественно, их продают уже не лейблы, а частные коллекционеры.

То есть можно рассматривать покупку коллекционного диска или пластинки как инвестиции?

– Да, некоторые специально покупают по два-три экземпляра диска или пластинки, они лежат нераспечатанные – это такое долгосрочное инвестирование. Спустя годы они передаются по наследству, выставляются на продажу. На этом можно очень большие деньги заработать, но нужно знать рынок: для кого-то старая пластинка стоит 10 долларов, а другой готов купить ее за 2 тыс. долларов, потому что она нужна для коллекции.

Советские музыкальные издания пользуются популярностью у коллекционеров?

– Я работаю в основном с западными изданиями и компаниями, но, например, «Мелодия» – качественный лейбл, номер один в СССР. Больше среди советских изданий ценятся записи классической музыки. Большинство моих клиентов предпочитают все-таки американские лейблы. Американцы прописывают очень хороший бас – плотный, низкий. У европейских лейблов бас легче и голос выше. Японцы «задирают» средние тона – бас не сильный, но голос и верхние ноты просто фантастические. У каждой страны свой музыкальный менталитет. В Европе есть небольшие лейблы, которые делают отличный звук, но у них небольшое количество контрактов с музыкантами, малые тиражи и в результате – узкая ниша покупателей. В цивилизованном мире, если одна группа или музыкант подписали контракт с конкретным лейблом, другой не может издавать, переиздавать диски, сделать сборник всего и вся без перекупки авторских прав.

Как вы думаете, почему люди тратят деньги на дорогой звук?

– Меломанию можно назвать увлечением, но в ряде случаев, я бы сказал, что это «болезнь». Молодежь может слушать дешевую музыку – звук крайне жесткий, диапазон очень узкий, но зато на компьютере и смартфоне слушать удобно. Для тех, кто покупает самые дорогие диски и пластинки, вопрос уже не в деньгах даже, а в том, чтобы достать конкретный диск, который нужен для коллекции. Есть клиенты, которые просят заказать не просто произведение определенного лейбла, а например, запись того, как конкретный скрипач в такой-то день сыграл именно с этим оркестром. Таких людей я бы отнес к аудиофилам.

Многие люди, которые купили аудиосистему, грубо говоря, за 100 тыс. рублей год назад – CD-проигрыватель, усилитель, колонки – все его устраивало. И вот он приходит через год и говорит: «Что-то не так». Меняет проигрыватель на тот, что в три раза дороже, и по-другому слышит старый диск. Появляются звуки, которых не было раньше. Потом меняет кабели, колонки, усилитель – и музыка становится еще интересней, на втором плане появляются звуки, которые дают глубину. Раскрывается задумка автора. Тут, конечно, нет предела совершенству, если человек может себе позволить вкладывать в это деньги. Цены на Hi-Fi большие, а на Hi-End они и вовсе растут в геометрической прогрессии.

Самый дешевый источник музыки, наверно, интернет. Он для вас – «конкурент»?

– Бывает, что приходят, смотрят диски и говорят: «Да я лучше в интернете скачаю. В хорошем качестве!» Я сначала немного злился, но потом по-другому стал рассуждать: «Пожалуйста, скачивайте, но вы потеряете культуру прослушивания». Записи, которые выкладывают в интернете, – это в большинстве случаев воровство, в обход закона авторских прав. Везде это распространено, но на Западе меньше, чем у нас и в Китае. Но российские законодатели постепенно берутся за это дело, будут гайки закручивать. Сыграет свою роль и мировое сообщество. Рано или поздно и Китай, и Бразилию, и Россию заставят соблюдать авторские права.